1967г. Август – Сентябрь. Вшестером. Приморский край. Сидатун – Терней через Сихотэ – Алинь.

1967г. Август – Сентябрь. Вшестером. Приморский край. Сидатун – Терней через Сихотэ – Алинь. (По тропам В.К. Арсеньева) стр. 4-70

Весь материал опубликован в авторском варианте, с точностью до запятои.

Стр.4
13 августа, день первый.
    В 7.20 вылетаем на Москву, а в 17,30 уже из Домодедово на Хабаровск. В полете устроили шахматный турнир. Стюардесса по радио расхваливает самолет: “ТУ-144 – флагман аэрофлота. Высота его – 15 метров. Он может перевезти 170 пассажиров на расстояние  более 10000 км…” Размеры размерами, а духота в нем, жарища не возможная. 170 пассажиров обливались потом и задыхались собственными испарениями, битый час ждали, когда этот флагман взлетит и наконец, наберет высоту. Жара прошла, но зато грохот и тряска восемь часов терзали тела и души всех 170 пассажиров. Авторитет Аэрофлота был отчасти восстановлен лишь на седьмом часу полета, когда в 24.00 по Москве, при ярком солнышке над горизонтом, подали роскошный завтрак с черной икрой и ароматным черным кофе с лимоном.
    Итоги турнира подведены. Чемпион – О`Толя. Мне лично не помогла даже ладья, которую удалось выкрасть из стана противника. Вадим сыграл несколько партий с О`Толей, проиграл все, и после каждой делал удивленное лицо. Остальные сдались без боя.
    Мы расположились в середине фюзеляжа. Здесь, возле моторов, особенно уверенно трясет и грохочет. Но если французы говорят:”ищи женщину”, я говорю:”ищи компенсацию”. Компенсация была вскоре обнаружена по соседству с нами в виде служебного помещения, в котором стайка стюардесс готовила борт пайки для пассажиров. Саша и Толя прочно обосновались там и поглотили несметное количество минеральной воды и лимонада. Отлучались они не надолго и лишь тогда, когда их переменания с ноги на ногу становились недвусмысленными.
    Я задремал, а когда проснулся, обнаружил, что друзья тоже решили приложиться к дневнику.


 

 Стр. 5
Толя: - За всей этой сценой с завистью наблюдал Ким. Не желая покидать своего роскошного места у иллюминатора, он выбрал другой метод работы со стюардессами. Он смотрел им в глаза и проникал, кажется, до сердца. Он мог получить все, но брал только воду.
    Вадим: - Наибольшим успехом пользовался Юра. Своим умным взглядом, направленным в туманную даль, Юра покорил буфетчицу. Но вместо того, чтобы выполнить свои обязанности охотника и накормить нас, он позорно… уснул. Как руководитель похода на первый раз ограничусь постановкой на вид. А Киму объявляю замечание. Его джентльменство ставит под угрозу получение вяленного леща, который пообещала мне девушка – хабаровчанка из соседнего салона.  И этот интеллигент смеет отказываться!
    О`Толя: Ночью все спали, кроме Толи и Саши. Буфетчица Люда долго крутилась перед зеркалом и потом доверительно сообщила мне:“Юра – замечательный парень. Я подарю ему деревянную ложку на память”. Вот она – притягательная сила скромности! Юра потом весь поход хвастал своим трофейным сувениром, бережно завернутым в целлофан. Ах, Люда, Люда, надо читать стихи. Такие, например:
“Да, ты кажешься мне распростертой,
И пожалуй увидеть я рад,
Как лиса, притворившись мертвой,
Ловит воронов и воронят.”

    Хватит. Отбираю у ребят дневник. Судя по всему, настроение у них бодрое, я бы сказал даже игривое. Впрочем, это обычно для начала похода. Ну, ну посмотрим дальше

14 августа. 2.15 по Москве. Садимся в Хабаровске. Здесь нас встретил Алик Туманов – однокурсник по академии.  Капитан, инженер авиационного соединения! А семь лет назад это был деликатный юноша в курсантских погонах.
    Здесь отличное солнечное утро. Долго

Стр.6
возимся в аэропорту с документам. Наконец, перебравшись на железнодорожный вокзал, так как самолет до Имана не ходит. Часам к 12 по местному освободились и побрели в город. Прошли по той же улице, что и в прошлом году, когда летели на Камчатку. Встретили Светлану – теперь уже знакомую по самолету пассажирку – хабаровчанку. Она принесла обещанного, а точнее выпрошенного Вадимом, вяленного леща и мы, выкупавшись в Амуре, направились в пивной бар, расположенный возле вокзала. Этот бар – достопримечательность города. Отделан деревом, со вкусом. Вместо шатких и хрупких столиков на паучьих ножках, стоят простые, солидные столы. В баре неяркий свет. К пиву можно получить рыбу, хариуса и даже местные деликатесы. И пиво особое, свое, с удалым названием: “Таежное”, и своеобразным вкусом. Понравилось всем.
    Фотографируемся. Фотографы наши засняли и Светлану несколько раз. Обещали выслать и даже адрес записали: Хабаровск, Арсеньевский переулок д.6, кв. 13. Пигугиной Светлане. А высылать потом, пришлось мне.(Фото стр. 44) Около 18.00 местного наконец сели в поезд и тепло попрощавшись с девушкой, тронулись в путь. Едем в общем вагоне. Духота, жара и теснота невообразимые. Кое-как разместились на третьих полках и уснули мертвым сном.

15 августа. 5.00. Поезд прибыл в Иман. Ночь. Накрапывает дождь. Тихо. В душном помещении вокзальчика типичная обстановка – измученные, сонные, спящие люди. Ждем рассвета. О`Толя зачем-то обошел все углы и потом тихо спросил: “Где тут у них пивная наоборот?”. Длинную, томительную ночь провели мы в Имане. С рассветом переехали в аэропорт. Самолеты не ходят. После некоторых колебаний приняли план: лететь на Сидатун, а оттуда сделать несколько радиальных

Стр.7
выходов в частности спустится вниз по р. Иману до Лаулю.
    Погода в Имане неплохая, даже солнышко проглядывает, а на трассе дождь. Обещают погоду после обеда. Наконец пошли самолеты. Стали разлетаться во все стороны, но на Сидатун так и нет. Здесь порядки свои. Расписания никто не придерживается, но если народу много, то увезут всех, хотя бы для этого пришлось летать до темноты. Так и сейчас. Народу много, т.к. дороги размыты недавним наводнением. Нам не везет. Сидатун закрыт прочно. К вечеру перестали надеятся – сразу стало легче. Пошли устраиваться на ночлег. Ребята ушли в гостиницу, я устроился на крыше под открытым небом.
    Здесь в Приморье недавно прошли сильные дожди. Реки вздулись, вышли из берегов и затопили огромные площади. Многие дома снесло, в Имане вода была на уровне подоконников. Были жертвы, многие остались без крова. Бедствие приняло такие размеры, что об этом писали центральные газеты. На помощь были брошены большие силы, помогали и военные. Но ко времени нашего приезда, вода сошла и город быстро приходил в себя.
Любопытная деталь – Иман ежегодно страдает от наводнений, питьевая вода в аэропорту привозная – под почвенных вод очень мало в городе.

16 августа.  Ясное солнце, ни облачка. От гостиницы до аэропорта 50 метров. Встали, поели, собрались. Транспортом занимался у нас Толя. Смотрим на него с надеждой, благословляем. Но увы! Не действует ни его звание подполковника, ни его рост, ни манеры аристократа.  Над Сидатуном туман и мы загораем. Загораем в обоих смыслах, расположившись на траве и сняв рубахи. Наконец в полдень дали

Стр.8
погоду, но… на аэродроме ни осталось ни одного самолета. Ждем самолет проклиная все на свете. (фото стр. 44) Он появился, но теперь некому дать разрешение на взлет, т.к. внезапно заболел начальник аэропорта – его увезли на санитарной машине.  Если так дело пойдет, увезут и нас.
    Часов в 15 мы все-таки вылетели и через какой-нибудь час полета сели в Сидатуне. Летчик, Володя Яковлев, молодой парень, с которым мы успели подружиться в воздухе, заложил лихой прощальный круг и мы остались одни на небольшом травяном поле. Толя увидел антенну и мы направились к ней. Нашли военных, познакомились. Их начальник, капитан Константин Иванович, разрешил нам снять драгоценные для нас крохи маршрута. Расположившись лагерем в километре от них, и пригласили Константина Ивановича и его замполита Николая к себе в гости к вечернему костру. О`Толя и Юра успели выведать неплохие прогнозы на рыбалку и охоту.
    Вечером при свете коста сняли с себя первых клещей. Самый первый клещ впился в самого длинного из нас, в Толю. Далеко за полночь кончился веселый, шумный ужин на берегу Имана, данный нами в честь наших гостей.
    Иман у Сидатуна красив (фото стр. 44а) Ширина 30-40м., глубину мы не мерили, но судя по всему, не менее 3-3 метров. Вода холодная, Юра и я пробовали купаться, но проплыли лишь несколько метров. Течение быстрое 0,5-1 м/с. Оба берега в зарослях лозняка. Подальше от берега кедры, клен. Лишь местами открываются чистые, ровные поляны, покрытые невысокой но густой травой.

17 августа. Назначены первые дежурные – Саша и Вадим. После завтрака, приготовленного Сашей, Вадим с Толей отправились в поселок поговорить о

Стр. 9
маршруте с охотниками. О`Толя расстроен – рыба есть, но пока не может приспособиться и весь улов – три небольших хариуса на двоих с Юрой. Я тоже удручен. Утром от волнения первой охоты промахнулся, и раненая утка ушла в камыши. Днем мы с Юрой отправились на озеро и в лес. Исходили немало, но кроме клещей ничего не принесли. Видели лишь бурундуков.
    Часов в 16 все собрались. Геологи плывшие на моторках по Иману, завидели нас и пристали к берегу. Познакомились, выслушали их советы, уточнили ориентиры. Вадим послал меня с О`Толей докупить продуктов.
    На 19 часов была назначена встреча с подразделением Константина Ивановича. Сначала сыграли в волейбол. Наша команда состояла из четырех игроков: Юры, О`Толи, Вадима и меня. Болел за нас Саша, а Толя остался в лагере дежурить. Противники играли в полном составе. Играли серьезно. Накрапывал дождь, быстро темнело. Проиграли 2:1. Перемазались как поросята. Потом выступили перед солдатами. Вадим рассказал о походе в Якушино на озеро Хайтыр, я о камчатском походе, О`Толя о применении вычислительных машин в военном деле, а Саша о криминалистики. Успех был полный. Поздно вечером нас доставили на машине в лагерь, при этом предупредили, что старшина подразделения, заранее отправленный на рыбалку, поделился с Толей частью своего улова. Толя не знал, что мы предупреждены и молча, величественным жестом указал на горку хариусов. Мы еще в машине решили разыграть его и сейчас с самым серьезным видом восторгались им, просили рассказать подробней о его триумфальной рыбалке. Нас душил сдерживаемый хохот, а Толя томно опустив глаза, изображал скромничающего победителя. Тем не менее уха была на славу.

Стр. 10
18 августа. Седьмой час утра. Хриплый голос Вадима выволакивает нас из палаток. Вадим кашляет, Толя просит сульфодимезин и амидопирин. О`Толя не спал ночь – у них в палатке храпел Вадим, а потом лошади всю ночь топали на поляне. В нашей палатке Юра с вечера выгнал комаров и даже храп Толи не помешал нам отлично выспаться.
    Итак, сегодня трогаемся. Решение принято: радикальных выходов не делать, т.к. впереди есть в избытке все, что есть сзади и сбоку. Зайдем лишь на золотой прииск “Пионер”, что в восьми километрах отсюда. (фото стр. 45) Посылаем Толю за сухарями и еще чем-то в поселок, а сами в 9.10 трогаемся. Перед выходом взвесили рюкзаки, по 35кг. Нам нужно пройти с полкилометра до переправы через Иман, оттуда, с другого берега, идет дорога на прииск. По очереди несем Толин рюкзак, так как его еще нет, и видимо, мы найдем его на переправе. Да, он пришел туда вскоре. К переправе с другого берега должна подойти машина, которая может подбросить нас на прииск. Юра и О`Толя решили в ожидании машины сходить в поселок, отправить письма домой. Присоединился к ним и я.
    Переправились мы в первом часу пополудни. Дорога на прииск есть, но в таких рытвинах, что за час езды прошибает пот. С нами ехала молодая женщина, Галя. Убита горем – много лет друдила с парнем, а он уехал и женился на другой. Она окончила педучилище и получила назначение в “Пионер” – воспитательницей в детсад. Едет против воли. Надеется, что не найдется работы. Мы как могли веселили ее. Расстались друзьями.
    Начальник “Пионера” Бородин, лет 30, не более, показал нам прииск и объяснил как добывать золото. Между прочим

Стр.11
здесь можно стать старателем. Бородин выдает ему участок, даст план намыва. Все золото старатель должен сдать. За каждый грамм он получит 1р.80коп. Прииск этот, по словам Бородина самый крупный в Приморье. Количество добываемого золота – секрет, но о размерах добычи можно судить косвенно. Когда промытый песок проходит через все шлюзы, то в нем остается около 50гр. Золота. Этим количеством пренебрегают.
    Осмотрев и по фотографировав прииск, часа через три с той же машиной и по той же дороге вернулись мы до места, откуда начиналась тропа. Простившись с провожатыми, мы тотчас двинулись берегом Колумбе. Вода в ней очень мутна. Это гидромониторы или, как их здесь называют,”журавлики”, промывая породу, сбрасывают в реку огромное количество глины и песка.
    Нам нужно пройти по Колумбе 5-7км. До места впадения в нее Сяо-Нанцы. Сначала все было хорошо, тропа чистая, идем быстро. Но в скорее залезли в болото, замучались и с трудом вылезли. Стало темнеть, мы вышли на хорошую поляну, но разбивать лагерь не стали, пошли дальше. Потом снова болота, буреломы и снова поляна. Я предложил стоянку, но Толя потянул вперед. Наконец, когда совсем стемнело, мы вышли на четвертую поляну и разбили лагерь.
    Завтра нужно переправиться, но как? Брода нет, течение сильное, вода ледяная. Натянуть веревку едва - ли удастся. Устали так, что не стали разбивать палатки, легли так. У костра состоялся первый неприятный разговор.

19 августа. Я спал плохо и утром услышал далекий рокот лодочного мотора. Выскочил из палатки. Да, вскоре из за поворота показались две лодки. Я помахал им и они пристали. Познакомились. Местные, едут на рыбалку. Организовали чай, угостили ребят по чарке.

Стр.12
Выяснилось, что вчера мы проскочили Сяо-Нанцу, надо было остановиться на второй поляне. Рыбаки подбросили нас на лодках в устье Сяо-Нанцы и простившись уехали.
    Несколько слов о здешних лодках. Это узкие и очень длинные суденышки. Они изогнуты так, что по крайней мере третья часть лодки висит над водой, когда хозяин ее сидит на корме. Вид у них примерно такой: рис. Стр.12
И на первый взгляд они кажутся несколько нелепыми и неустойчивыми. Но местные жители столь искусно управляют ими и чувствуют себя в них так уверенно, что мы поняли – на здешних быстрых реках, перекатами и крутыми водоворотами только такие лодки и возможны.
    В километре от устья стоит охотничья изба. Туда мы и добрались. Решили сделать дневку, чтобы обсушиться, утрястись, подогнать снаряжение. Поели и разбрелись: Юра и Толя – на охоту, О`Толя поймал несколько хариусов, а Юра принес белку. Позже, уже на восточном склоне Сихоте-Алиня мы узнали от геологов, что белок едят как дичь. А сейчас корим Юру за бесполезное убийство. Я дежурю, готовлю плов по всем правилам кавказкой кухни. Плов понравился всем, особенно Юра в восторге. Только начпрод все ворчал и вздыхал – в кавказский плов идет уйма жиру. Надо сказать, что в начале начпродом у нас был О`Толя и он успел сделать на этом поприще немало полезного. Но в пути мы поняли, что настоящий начпрод, т.е. начпрод по призванию – это Саша. Переизбрание произошло в Сидатуне единагласно. О`Толя был счастлив, теперь он мог целиком

Стр. 13
отдаться своему призванию – рыбалке.
    Вечером устроили пир с возлиянием. Теперь мы знаем, чем питаются боги – они едят жареных хариусов.

20 августа. Выходим около 12 часов. Болит голова, самочувствие у всех скверное, сердце готово выскочить из груди, пот заливает глаза. Ругаемся, клянемся не пить. Вдобавок сбились с тропы и ушли далеко в сторону от нее. Вадим забегался по разведкам. Наконец вышли к бывшей стоянке геологов и разбили лагерь. (фото стр. 46) Разведка показала, что надо вернуться назад с километр и идти по другой тропе. Ночуем здесь.

21 августа. Встали в 7.00. Вышли в 10.00. Сегодня совсем другое дело. Идем бодро и часа через два подошли к Сяо_нанце. Перешли ее, прошли еще немного и стали – кончились зарубки. Вадим, Саша и Юра пошли в разведку.
    Здесь в уссурийской тайге двигаться сколько-нибудь долго без тропы немыслимо. У человека едва - ли хватит сил на несколько километров. Уж на что медведь силен и отлично приспособлен к таежной глухомани, но и тот бродит по тропам. Но тропы, если по ним ходят не часто, зарастают за один год. И тогда остаются зарубки на деревьях. На капитальных тропах зарубки делаются с обоих сторон тропы, на тропах по меньше с одной. Но обязательно должны выполняться два требования: 1. От одной зарубки должна быть видна другая, 2. Зарубка должна быть примерно на уровне головы чтобы не зарастала травой. Часто делают зарубки по одной с каждой стороны таким образом, одна зарубка видна когда идешь на нее, а вторая, когда отходишь.

Стр. 14
Но вот вернулись разведчики. Они нашли зарубину, но она круговая! Что это значит? Возвращаемся к реке, решив, что дальше пути нет. Думаем, думаем. Снова ищим зарубки. На это уходит много времени и сил. Наконец, принимаем решение – двигаться вверх по Сяо-Нанце, в надежде найти тропу в местах ее пересечения с рекой. Действительно, не прошло и часа, как на берегу увидели зарубки, которые открывали хотя и поросшую, старую, но довольно четкую, широкую тропу. Точнее, это была целая просека шириной около двух метров, по которой шла тропа. По ней мы двинулись быстрее и прошли километров семь. Движение сильно затрудняют болота и завалы. По карте мы должны скоро выйти к баракам и нарзанному источнику, так как еще час назад прошли траверс двуглавой сопки слева и сопку справа, а также скальные прижимы по левому берегу Сяо-Нанцы. Но ни бараков, ни нарзана нет, а время 17.00. Сбрасываем рюкзаки и Вадим идет в разведку. Я с ним. Пошли вверх по течению. Нашли речку, впадавшую в Сяо-нанцу. Появилась надежда, так как это приток, то мы можем сориентироваться, а если протока, рукав основного русла, то дело дрянь.(фото стр. 47).  Надеемся на лучшее, идем по воде дальше вверх, выходим на берег, ломимся в дебрях – безрезультатно. Кажется, вот за тем кедром что-то похожее на барак, но нет. А этот ржавый ручей не из нарзанного ли источника? Нет. Влево, вправо, снова вперед. Нте, Нет, Нет. Так проходив около двух часов, усталые и раэбитые, возвращаемся к нашим. Выходим с рюкзаками к реке и на галечной косе разбиваем лагерь. Где мы? Ладно, утро вечера мудренее, разберемся. Вечером у костра вытаскиваем из Вадима 13 клещей. Клещей хватает, хотя

Стр. 15
в Сидтауне нам говорили, что они уже отошли. Конечно весной их гораздо больше, но и сейчас стоит влезть в куст, как клещи на тебе.
    Я не дежурю сегодня, и могу сравнительно спокойно писать у костра перед ужином.
    Ширина Сяо-Нанцы в этом месте колеблется в пределах 2-10 метров. Глубина 20-40 см., местами ямы до метра. Характер горный, но спокойнее. Много рукавов и перекатов. Часто, в среднем каждые 300 метров, встречаются мощьные завалы. Дно из гальки. (фото стр. 50). Есть и камни, но не больше среднего арбуза. В это время года река мелеет после летних наводнений и вдоль берега тянутся чистые галечные косы. Местами на песке видны четкие, свежие медвежьи и кабаньи следы.
    Глухомань здесь настоящая. Красиво очень. (фото стр. 51) Не берусь описывать – это было бы святотатством.  Замечу лишь, что хотя места эти совсем глухие, тайга не производит гнетущего впечатления, как это иногда бывает. (фото стр. 52) Наоборот, на закате здесь очень красиво, поистине золотая тайга. Лес: Кедр, стволы которого подчас больше метра в диаметре, лиственница, береза, ну и многие другие виды, которых я по невежеству своему назвать не могу.

22 августа. Пошли вдоль реки, петляя с берега на берег. Труднейший день. Записывать некогда. Заночевали на второй косе.
    Эти строки я написал задним числом, уже спустя несколько дней.  В черновом дневнике этот день у меня не был записан, видимо было трудно и я дежурил к тому же. А так как счет дней сверяли по дневнику, то день был “потерян” и начиная с 22 августа мы “сдвинулись” на сутки назад. Так 27 августа мы отпраздновали мой день рождения, который был 26 августа.
    
23 августа. Лагерь наш на одной из многочисленных галечных кос. Ночью накрапывал дождь, но утром, когда развеялся туман, выглянуло солнце. Тепло, ясно. Комаров и мошки сейчас почти нет.
    Вадим волнуется – ориентировка

Стр. 16
все еще не восстановлена. О`Толя ушел на рыбалку и часа через два от него принесли связку хариусов и большого ленца. О`Толя сегодня будет ходить в героях. А Саша с Юрой, ставившие на ночь сеть, не поймали даже лягушки. Только забили сеть всякой чепухой. Юра зол – звание охотника он пока не оправдывает, дичи очень мало, зверя пока не видали. Вчера за ужином Вадим  лишь наполовину шутя предложил не кормить охотника и рыболова. Как видно угроза подействовала – сегодня уже есть рыба, надо думать  будет и мясо. А начпроду пока вновь тщательно учитывать продукты.
    11 часов. Надо ориентироваться, это сейчас главное. Я предложил влезть на дерево с помощью веревок, карабинов и топора. Получив согласие, выбрал немного наклоненного исполина метров 30 высотой, сделал обвязку и полез. (фото стр.53)Техника проста – всадил топор в ствол, подтянулся, товарищи внизу выбрали слабину веревки, перекинутой через сук. Затем всадил топор выше и так далее. Взобрался метров на 20-25. Отсюда окрестность видна хорошо, но что толку? Вокруг сопки, сопки… Определить точку стояния с полной достоверностью не удалось. Да, это не камчатка. Чертовски трудно ориентироваться, не за что уцепиться.
    Мы с Вадимом снова пошли в разведку. Прошли пол километра вниз по Сяо-Нанце, вернулись, пошли вверх. Бродили по воде и буреломам несколько часов, вымотались, но бараков так и не нашли.
    О`Толя наловил еще ленков и хариусов. Принес несколько штук и Юра. Вечером была чудная уха. А Вадим наконец смог в полной мере продемонстрировать свои кулинарные способности. Жареные хариусы в его исполнении таяли во рту. Добавка не ограничивалась.

Стр.17
24 августа. Ночью снова шел дождь, а к утру ясно. Оба толи ушли в разведку. Вернулись, предложили идти по тропе, приведшей нас к “квадрату” – месту, где с год – два назад стояла чья-то палатка. Для этого придется вернуться немного назад. Принимается.
    Юра сварил какао. Толя заметил: “Напоминает бурду из судомойки” Юра невозмутимо парировал: “Не был там, не знаю”.
11.30. Выход, взвешиваем рюкзаки. По 25кг! (фото стр.49)
    Мы вернулись к “квадрату”, а жаль. Мне кажется капитальная тропа – просека, о которой я писал, идет до этого места, а затем сворачивает к реке, пересекает ее и идет дальше по левому берегу. На это довольно четко указывают зарубки. Но убедить Вадима не удалось. Очень скоро тропа растаяла и мы хлебнули горя. К вечеру так умаялись, что шатались как пьяные. У меня в добавок сильно ноет ушибленное колено, а у Саши на сгибе ступни большой волдырь – вчера нечаянно ошпарил ногу.
    По нашим предположениям мы должны были наткнуться на избу у Березового ключа. По всем приметам Березовый ключ был перед нами, а избы не было. 19 часов. Пора останавливаться на ночлег. Сбросив рюкзаки, мы с Вадимом пошли по ручью. Прошли с полкилометра, наткнулись на бурелом. Ну и штука! Хуже стланника. Леса как такового нет, стоят одни стволы, а остальное лежит на земле. (фото стр. 54) Идти можно только на нервах и крепких словах. Продвинувшись по зарубкам еще километра на полтора, мы свернули к ключу. Здесь идти чуть получше, так как по берегам его много зверовых троп. Вернулись измотанные. Наши уже начали разбивать лагерь. Трудный день отметили Камчатской нормой – по 50грамм спирта. Заночевали на берегу центральной Сяо-Нанцы. Ночью несколько раз шел дождь.

Стр. 18
25 августа. Сегодня вынужденная девка. Хватит блуждать. Нельзя больше идти без ориентировки, а ее мы потеряли прочно. Решено потратить весь день на основательную разведку в разных направлениях. Толя с Вадимом постоянно спорят – там или не там мы идем и куда надо идти. На разведку пошли: Вадим и Юра вверх по центральной Сяо-Нанце, Толя и Саша поднимутся на ближайшую сопку, а затем пойдут вниз по центральной Сяо-Нанце. О`Толя дошел до последней нашей стоянки, наловил 9 хариусов. Толя и Саша вернулись днем, ничего нового сказать не смогли, кроме вывода о том, что должны идти на юг. Саша остался со мной, а Толя отдохнув и перекусив, пошел вниз по реке. Вернулся около 8 вечера взмыленный и злой. Ругает Вадима заочно: “Ну вот теперь все ясно!”. Через полчаса, в сумерках вернулись Вадим с Юрой. Выяснилось – впереди бурелом, затем отличная лошадиная тропа с просекой. Есть километровые столбы и указатели с надписями о прохождении. Они разведали километров 5. Доклад в основном соответствовал карте. Кажется, теперь действительно ясно. Вывод один – идти вперед. Но… Толя поднял целую бучу. Он настаивает еще на одной дневке, чтобы разведать район ссади нас, поискать избу и, может быть, пойти по другой тропе. Спорили горячо часа три, до полуночи. И даже когда улеглись, так ничего и не решив, из палатки Вадима и Толи раздавались возбужденные голоса.
    А ужин, благодаря О`Толе, снова был великолепным.

26 августа. Саша поднялся в 6 часов и в 7 растормошил всех. Он приготовил роскошный завтрак: гречку с

Стр.19
мясной тушенкой. Это вытягивает нас из палаток. Если вчера еще колебались – идти дальше или продолжить разведку, то сейчас желание одно – вперед!
    8.15 Выходим. Через час врезаемся в неописуемый бурелом. Пот градом, сердца на форсаже, время от времени раздается треск, звук падающего тела и , простите, ругательства. Прошли бурелом, провалились в болото. Несколько раз перешли речку и неожиданно вошли чудный парковый лес.
    Около 14.00 Пройдя километров пять в основном вверх по Сяо-Нанце, мы вышли к месту чьей-то основательной стоянки у развилки троп. Одна из них ведет дальше по реке, другая круто сворачивает влево с курсом 110 – 115 градусов. Так как дальше мы пойдем по ней, т.е. прочь от реки, то решаем остаток дня и ночь провести здесь, а с утра, набрав воды во все емкости, двигаться по безводному участку в горы.

27 августа. Мы не подозревали, что сегодня именно это число. Для нас сегодня 26 августа – день моего рождения. Рано на рассвете мы с Юрой ушли на охоту, так как вчера перед сном все решили сделать дневку: стоянка отличная, место здесь хорошее, да и дневок у нас было много, а здесь причина есть – праздник. Двинулись мы строго на юг по Сяо-Нанце, в том же направлении, по которому вышли к этому месту. Прошли бурелом, обнаружили приток, перешли на левый берег, вышли на отличную поляну, усеянную голубикой, взяли двух тетеревов, 6 кедровок, набрали ягод и к 13 часам вернулись в лагерь. (фото стр. 55) Здесь нас уже ждали. Я был поражен находчивостью и выдумкой друзей и растроган теплотой их поздравлений.
    Отдавая дань их дружескому чувству, я должен кратко описать “празднество”.
    Четыре бревна, положенные на землю прямоугольником, образовали столовую, в которой был накрыт праздничный стол (На земле, конечно).

Стр. 20
(фото стр. 57) Там был даже коньяк и именинный пирог. Именинник сидел на троне, сложенном из поленьев. У входа “в столовую” из огромного куска березовой коры сделан транспарант: “Новорожденному - УРА!” Над моей головой висел боевой листок со стихами, пожеланиями и дружеским шаржем. (Вклейка стр. 99) Я храню его как реликвию.
    В Камчатском походе прошлого 1966 года я справлял с друзьями день рождения на тропе и тогда Вадим посвятил мне свои стихи. Прежде чем привести их, должен признаться, что однажды в районе вулкана Кизимен, желая сократить путь, я сбился с тропы и ушел в сторону от группы. Сутки я провел в тайге, без рюкзака, пищи и спичек. Видел медведя. Переночевал в медвежьей яме, укрывшись тремя ветками лапника. Наутро с высокого дерева восстановил ориентировку и быстро нашел избушку, в которую вернулись друзья, когда хватились меня. Мое возвращение было встречено ликованием, но и досталось, же мне тогда порядком. Так вот, что написал Вадим.
    26.08.1966
    Камчатка
Ты с нами в путь пошел, бродяга верный,
Деля и радости и трудности пути,
Прославился в походе ты отменно,
За что Кизимычем тебя мы нарекли.

Поход наш близок к завершенью,
И гейзеры виднеются в дали,
За этот путь верней не знали друга,
Останься, Ким, им в будущие дни.

Стр. 21
Сегодня праздник наш – день твоего рожденья.
Мы празднуем его среди тропы,
И беден стол наш – мало угощенья,
Зато сердца полны к тебе любви.

    Сегодня, как и ровно год назад, Вадим снова читает свои стихи. Правда на этот раз мы все не знаем точно, где находимся. Поэтому они так и называются: “Где-то между Сидатуном и Тернеем.”

Ну, что - ж, Кемаль! Опять твой день рожденья,
Мы празднуем, как год назад, в пути,
Но путь наш не подходит к завершенью,
Как на Камчатке. Помнишь это ты?

Там были сопки, гейзеры, вулканы,
Здесь буреломы, заросли тайги,
Ты помнишь друг, что мы тебе желали?
Мы рады, что остался прежним ты.

В походы мы пойдем с тобою,
Ведь 38 это не предел,
И пусть поймут все это наши жены,
Что море, юг – пока не наш удел.

Я верю, что и будущий твой праздник,
Мы встретим где-нибудь среди тропы,
Позволь же выпить за мужское счастье,
За то, что ты – всегда есть только ты.

За то, чтоб оставался также весел,
За то, чтоб в дружбе также предан был,
Давай, Кемаль, походной кружкой треснем,
Ну будь здоров! Будь в жизни счастлив ты!

    После первого тоста встал Толя и торжественно пригласил всех посетить “музей подарков трудящихся”. Это был сюрприз мне. По узко тропке Толя вывел нас на маленькую лесную полянку. Здесь был настоящий импровизированный музей. Даже надпись висела у входа. Стеллажи заменяли жерди, укрепленные на деревьях в метре от земли. На них разложены различные предметы, снабженные пояснительными надписями. Приведу лишь некоторые из них.
    Экспонат – булыжник. Надпись – “Камень с вулкана Кизимен. Доставлен с Камчатки”. Намекают черти.

Стр. 22
Еще экспонат – замысловатый корешок какого-то растения. Надпись: “Маралит корень. Не знаем от чего, но помогает”. Или висит пузырек с прозрачной жидкостью. Надпись гласит: “Слезы утренней Уссурийской тайги. Она грустит, предвидя расставанье с тобой”. Лежит беличий хвост. Написано: ”Хвост настоящей белки. Примечание: За недостатком места, остальные трофеи из богатой коллекции охотника Айрапетова не выставлены”. (фото стр. 58-59)
    Безупречно подражая  опытному музейному экскурсоводу, ведет нас Толя от экспоната к экспонату, размахивая огромной сучковатой указкой. “Обратите внимание! Вот веточка пихты, которой укрывался Айрапетов под вулканом Кизимен”. Друзья хохочут. Я потрясен. Глубокое невысказанное чувство благодарности испытываю я к ним. Подготовить такой каскад сюрпризов, проявить такую изобретательность можно только по вдохновению и мысль, что я мог быть тому причиной, доставляет огромное удовлетворение.
    Уже трудно смеяться, болят щеки, а Толя невозмутимо продолжает: “Перед вами, прошу не трогать экспонаты руками, перед вами кусок бревна из бурелома, пройденного Айрапетовым 25.09.1967года, с которого он совершил свое сотое падение”. “Взгляние налево. Здесь представлен раздел подарков от солнечной Армении”. (На ниточке болтается этикетка от коньяка. Под ней надпись: ”Обоз вин и коньяка из Еревана. Ждет в Тернее”.) Висит маленький бутерброд с колбасой: “Подарок от министерства пищевой промышленности. Средство от голода”.  Пытаюсь представить себе обстановку, в которой создавался музей. Настоящий КВН! Вот у кого-то в руках оказался обрывок веревки. Идея! Минута и экспонат готов: “Инструмент для извлечения клещей по методу Айрапетова”.

Стр. 23
Поясню. Я действительно научился быстро извлекать клещей. До этого мы пробовали разные средства и приемы, ничего не помогало. Клещ предпочитал очуметь от спирта, погибнуть от йода, наконец, расстаться со своим брюхом, ради которого он впивался в нас, но челюсти не разжимал. Я завел небольшой пузырек с подсолнечным маслом и катушку ниток. Пузырек нужно приложить открытым горлышком на одну секунду к месту, где впился клещ, так чтобы он хорошо пропитался маслом. Через 2-3 минуты на кусочке нитки, сантиметров в 30, делается посередине простая петля и набрасывается на клеща. Затем кто-нибудь осторожно оттягивает его за брюшко, а я крепко стягиваю петлю, возможно ближе к челюсти. Несколько раскачиваний за концы нити из стороны в сторону и немного на себя, и клещ вместе с петлей в костер.
    Наша экскурсия завершилась осмотром тура из камней, на вершине которого листок бумаги: “Здесь будет сооружен памятник в честь 38-летия Айрапетова К.Б. и 50-летия Советской власти”. (Фото стр. 60) Прежде чем покинуть музей, фотографируемся.
    Праздник и пир продолжался до вечера.

28 августа. Дождь. В палатке вода. Поднимаюсь с мыслью”Лучше стоять под дождем, чем лежать в луже”. Вылез и Юра. С трудом разожгли костер. Поднимаем остальных. Готовимся к выходу под дождем.
    Прошли небольшой перевал, спустились в болото. Трудно. Завалы. Дождь весь день. Мокрые до нитки. Бревна скользкие. У всех раны, ушибы, ссадины. На пути избушка, но старая, полуразвалившаяся.

Стр. 24
Проходим мимо. Седьмой час, а дождь все идет. Тропа заворачивает вправо и наконец пошла на запад. Стоп, нам не туда. Встали в недоумении. А место скверное, топь чащоба. Вадим сходил на разведку, есть надежды. Ставим палатки и разводим большой костер. В пути я успел не снимая рюкзака, подстрелить три кедровки, да и Юра одну – будет юшка.

29 августа. Дождь перестал. Толя сходил на разведку вперед. Виден перевал, мы на верном пути. В 12.00 выходим.
    Ну и путь! Снова болота и буреломы. О, эти буреломы! (фото стр. 61)  Бревно на бревне, сучья торчат, как штыки. Бревно может сгнить, а сук останется прочным как сталь. Наш топор не выдержал, от его лезвия отлетело два куска размером с копеечную монету, когда мы пытались рубить сучья. Высокая трава скрывает от глаз путника эти штыки. Встанешь на бревно, а оно гнилое, и с треском проваливается на них.
    В полдень выбрались на вертолетную площадку – это наш ориентир. Наконец мы можем считать, что восстановили ориентировку. Вторую половину дня тропа так же поминутно прерывается завалами. (Фото стр. 62) Сейчас мы идем по Да-Нанце с курсом 120 градусов. Около 19.00 встаем на ночлег. До перевала, по нашим предположениям, километра 4-5. Завтра должны перевалить Сихотэ-Алинь.
    Комарья здесь, мошки – тьма, сожрать готовы.

30 августа. Ночью было холодно. Мерзли. Саша угостил отличным завтраком. Настроение поднимается – погода ясная, впереди перевал. Выходим в 9.00. Через полчаса встали, так как тропа пошла в гору и на восток, а нам надо на юго-восток. В который уже раз вот так обрываются радужные надежды. Тайга, как жизнь – учит на примерах.

Стр.25
    Вадим пробыл в разведке около часа. Результаты неутешительны. Пошел в другую сторону. Сидим. Молчим. Каждый зол. Все рвутся вперед, а тут такая неопределенность. Наконец, есть тропа. Только встали на нее, вышли к избе. Опять стоим. Перерыли избу. Это зимняя стоянка геологов-золотоискателей. Нашли банку консервированного борща, свечи. Много предметов: промысловый лоток, топоры, напильники
Э склянки, реактивы и др. Вадим снова умчался на разведу, Юра и Толя охотятся. Убили рябчика. Здесь свирепствует белоножка – крохотная мошка, гнус. Их многочисленные укусы ощутимей комариных, а бесстрашие и назойливость могут свести с ума. Накомарники против них бесполезны и даже ДЭТА их не очень пугает.
    Часам к 14 вернулся Вадим. Докладывает обстановку. Примерно на 120 градусов, перед нами сопка. Тропа от стоянки геологов ведет к ней. Вадим поднимался на нее. Оттуда направо видна сопка повыше. Обе сопки соединены седловиной. Это плохо. (рис. Стр.25) Тропа ведет на восток, а нам надо на юго-восток. Мнения разделились. Решили снова послать глубокую разведку, а ночевать в избе. Вадим назначил в разведку себя, Юру и Толю. О`Толе и мне выпало дежурить. Саша ушел недалеко поохотится. Это было около 17.00.
    В дежурстве дел было очень много, вздохнуть некогда. Ощипываем дичь, разводим костер, раскладываем вещи, заготавливаем дрова, готовим ночлег, ужин и т.д. без конца. Не говоря уже о личных делах: что-то подшить, подтянуть, постирать и т.д. Вскоре вернулся Саша и подключился помогать. Замесили тесто, напекли лепешек, сварили суп, вычистили избушку, словом подготовили отличный ужин и ночлег. Стало темнеть, надвигалась

Стр. 26
гроза, а ребят все нет. Около 20 часов, когда совсем стемнело, мы стали кричать, потом стрелять и жечь сигнальные спички на шестах. Услышали ответные выстрелы и крики. В кромешной тьме О`Толя с фонарем пошел на звуки. Минут через 10 он вернулся с Вадимом и Юрой. Толи с ними не было. Произошло следующее. На нашей карте (рис. Стр. 26) стоянка геологов обозначена в точке 1. Это указал нам геолог Суров, еще в Сидатуне. Но видимо ошибся, т.к. нашли мы ее неожиданно в точке 2. Дойдя до точки 3, наши разведчики разделились. Вадим с Юрой пошли напрямик через увал к истинной тропе, а Толя пошел к точке 1. Договорились встретиться в точке 3. Юра предлагал Толе ружье, но тот отказался. Вадим с Юрой успешно пробились через сопку, и вышли на капитальную тропу в точке 4. Вернувшись примерно через час к точке встречи, они не застали там Толю. Кричали, звали, но не получив ответа, вернулись в лагерь. Толя остался в тайге. Около часа мы вместе кричали, стреляли, но все напрасно. Опасного мы ничего не предполагали – Толя не новичок. Но у него не было еды и оружия, одет он был очень легко, а мы по ночам и одетые в палатках мерзли. К тому же пошел дождь. Делать нечего. Ночью по такому бурелому ему к нам , или нам к нему идти бессмысленно. Хоть и найдена тропа, и знаем, что Толя просто решил заночевать в тайге, а все равно как-то не по себе. Как он там один, наш товарищ? Молча ужинаем и без обычных шуток ложимся спать.

Стр. 27
31 августа. 7.10 утра. Бодрый голос Толи поднимает всех с нар. Все в порядке. Он продремал в тайге у костра, и было бы совсем не плохо, если бы не дождь. Толя дошел до развилки в точке 1, нашел истинную тропу и километровый столб “51км.”. Вадим дает Толе три часа на отдых, а потом предлагает двигаться через сопку, напрямик, от точки 3, так как ориентировка восстановлена. Толя против, спорит хотя горячо но не долго – засыпает. Пока Толя спит, мы готовимся к выходу. Саша рассчитал продукты. Хватает скромной пищи на 4 дня. Я приготовил постную юшку из гречки. Попили чайку. Эх, сахарку у нас совсем мало. Особенно вздыхает О`Толя – любитель сладкого.
    Еле подняли Толю – ругается, сердитый не на шутку. В 10.30 Вадим командует: “Пошли”. Хлещет дождь. Торопимся. Хочется сегодня пройти перевал.
    Дописываю вечером. Ну и денек был. Мокрый день. Под проливным дождем, по дикому бурелому, скрытому высокой травой, с трудом вытаскивая ноги из болот, мы довольно быстро дошли до прошлой нашей стоянки, прошли еще немного и повернули на запад, на сопку. Если бурелом на ровном месте или даже в болоте или траве – вещь неприятная, то на крутом склоне сопки это  еще хуже. Сопка по здешним масштабам высокая – метров 600. Взобрались. К счастью прекратился дождь. Но каждая травинка и листок держат на себе достаточно влаги, чтобы на нас не успевала высыхать одежда. Все мокры до нитки. Перевалив сопку, скатились в долину Да-Нанцы и легконашли тропу. О! Это же не тропа, а проспект! Обрадованные, мы устремились по ней, но уже через полчаса она стала портится, петлять с берега на берег. Опять пошли болота, буреломы, вода, вода, вода…

Стр. 28
    Словом, вышли мы на перевал. Это было около 16 часов. Сихотэ-Алинь. Может именно через этот перевал шли Владимир Клавдиевич Арсеньев и Дерсу. Даем традиционный винтовочный салют и вопреки ворчанию начпрода, вскрываем последнюю баночку сгущенного молока. На перевальной сопке очень красиво, тропа отличная. Спускаемся. Тропа сразу становится прежней. Высокая трава, завалы, сыро. Пройдя с километр, нашли избушку и расположились в ней. Вадим убежал вперед, видел рябчиков, нашел большой пустой дом. Все в порядке. Это заброшенный поселок геологов, обозначенный на нашей карте.
    У Юры перевязана рука. Спускаясь с перевала, он поскользнулся и глубоко пропорол ладонь сучком.

1 сентября. Вот и сентябрь. Впереди Усть-Серебряный. До него около 30км. Дорога все еще тяжелая. Надо рассчитывать на 5-7км. в день. Продуктов на 3-4 дня. До людей, надо полагать 3-5 дней.
    Хорошо выспались в избе. В 11.00 выходим. Погода как по заказу. Тихо, солнышко. Через несколько сотен метров в зараслях увидели еще одну избу, затем целый дом, потом группы домов с подсобными сооружениями. Целый поселок, домов в тридцать, растянутый километра на полтора-два. Здесь есть даже школа – деревянный домик с несколькими столами внутри и классной доской. Поселок заброшен, в нем не души. (фото стр.63) Несколько лет назад геологи закончили здесь работы, и поселок опустел.
    Идем дальше. Тропа заметно улучшается. Открылась ровная, чистая поляна метров в 300. Здесь тоже группа домов. Последний из них жилой. Заходим. Типичная обстановка жилища геологической партии. Хаос, грязь, самые различные предметы в полном беспорядке. Продукты

Стр. 29.
не трогаем, но не можем отказать себе в небольшом удовольствии и лакомимся несколькими кусочками сахара и сухарями. Решили остаться и дождаться хозяев. От них рассчитываем получить информацию и, может быть, немного продуктов.
    Я побрился и занялся стиркой, двое пошли охотится, О`Толя рыбачить. Часам к 17 пришли двое из хозяев дома – Виктор и Михаил, позже еще двое. Это рабочие геологической партии, ставят здесь пикеты. Старший – Вадим Иванович. Знакомимся, фотографируемся. (Фото стр. 64) Саша обещает выслать фотографии. По рассказу хозяев ниже по реке Сице, на которой мы сейчас стоим, путь хороший, а дальше – дорога.
    О`Толя и здесь отличается. Он принес целую связку форели. Готовим богатый, совместный ужин. Хозяева выделили консервы: борщ, тушенку и т.д. В свою очередь дарим им литр спирта.

2 Сентября. Сейчас в приморье самый сухой период. Опять дождь с утра. Интересно, что здесь делается в период дождей? Дождик мелкий, мелкий, но мочит не хуже ливня. Друзья храпят, а мне не спится. Встал рано, взялся за костер и завтрак. Поднялся и один из хозяев и вместе с ним мы под дождем кухарим. Часам к 10 стал подниматься народ. В 11 позавтракали. Виктор Иванович дал нам на дорогу немного сухарей, гречку, пачку сахара и банку тушенки. Мы подарили ему две пачки патронов к малокалиберной винтовке. Между прочим, вчера Виктор Иванович показал нам фотографию, где он снят на снегу рядом с убитым им тигром. В прошлом году здесь на их палатку напал тигр, и его пришлось убить.
    Выходим в 13 часов. В трех часах ходьбы отсюда в Сицу впадает ручей Спорный. Там по словам рабочих уже есть голец – мечта наших рыбаков. Пока мы собирались, О`Толя уже умчался рыбачить.
    До Спорного ручья ведет хорошая тропа, хотя и очень мокрая. Множество раз она переходит с берега на берег, а местами

Стр. 30
идет вниз прямо по руслу. (фото стр. 65) Вымокли, да еще дождь пошел, но идем быстро. От Спорного идет уже тракторная дорога, сильно заросшая, местами заваленная и тоже мокрая. Решаем не останавливаться у Спорного и идти дальше.
    Тайга здесь заметно лучше, внушительнее чем по ту сторону хребта. На тропе попадается красная смородина, лимонник, кишмиш и масса других ягод, неизвестных нам. С каждым километром Сица становится все красивее.(фото стр. 66) В одном месте тропа поднимается на высокий крутой берег откуда открывается захватывающий вид на реку. В основном же берега не высокие. Много галечных кос. (фото стр. 67_а, 67_б) Перекаты, водопадики очень часты. Это уже среднее течение Сицы. Здесь она около 10 метров ширины и 0,5 глубины. Вода холодная, исключительно чистая. Дно каменистое, течение быстрое. (фото стр. 68) Около 17.00 в просветах деревьев я увидел на другом берегу избу. Мы устремились туда. Отличная, опрятная охотничья избушка на небольшой поляне правого, высокого берега. Вокруг густой ковер густой высокой травы. Распологаемся с комфортом, затапливаем печку. На воздухе прохладно, а нам, мокрым,и вовсе холодно. О`Толя уже исчез с удочками. Очень скоро он наловил треть ведра форели и пеструшен. Форели много, она голодна и хватает крючок, как правило с первого заброса. Все в восторге, особенно возбужден О`Толя и Юра. Решаем устроить завтра дневку. Здесь должен водиться голец. По пути сюда, переходя Сицу по бревну, я видел стаю крупных гольцов.

3 сентября. Я дежурю. Приготовил рисовую похлебку из последней горсти риса. О`Толя и Юра спозаранку ушли рыбачить. Погода чудная, ни облачка. Солнце яркое, но не жаркое. Воздух чист, как вода в Сице. Место, где стоит избушка, действительно очень красивое. Здесь вполне можно провести весь отпуск.
    После завтрака Толя ушел побродить

Стр. 31
с ружьем. Закончив дежурные дела, я тоже ушел с малокалиберкой. Пройдя немного по тропе, по которой нам завтра предстояло идти, я встретил Толю. Он убил белку и возвращался назад. Я ушел дальше километра на три. Снял двух белок – жаркое будет. Наткнулся на змею, пришлось убить. Нашел куст кишмиша – изумительный по вкусу и аромату плод.  В лагерь вернулся уже к вечеру. Здесь событие – Толя ходил вверх по Сице и набрел на медвежонка, который от страха залез на дерево. Толя снял его одним выстрелом, но и сам страху натерпелся – каждую минуту могла появиться медведица. К счастью, она так и не появилась и Толя смог забрать свою добычу. (фото стр. 69) Медвежонок весил около 30кг. Происшествие взволновало всех и отнеслись к нему все по разному. Вадим – отрицательно: “Неоправданное убийство”, Саша тоже:”Ни к чему”. О`Толя неопределенно. Я с Брой положительно, как охотники, хотя нам тоже было жаль малыша. Но дело сделано, Толя с помощью Юры, Саши и моей сняли шкуру. Толя все еще сильно возбужден, рад несказанно. Шутка-Ли, сувенир – медвежья шкура! Я разделал тушу, а Саша, Толя и Юра начали готовить мясной пир. Вадим и О`Толя не могли принять участие в свежевании зверя. Толя ворчал: “Слабонервные”.
    Между делом я распотрошил свою пару белок и приготовил их. Мясо очень понравилось. Даже Вадим, обычно безразличный ко всякого рода дичи, ухватил миску и единолично уничтожил остатки. Беличье мясо, оказывается, действительно очень вкусно и напоминает лучшую дичь. Приготовление не сложно, сначала отварить, а потом, что угодно – жарить, тушить и т.д.
    А повара наши тем временем готовят пир. Мяса в чистом виде получилось килограмм 10-15. Заполнены два бочка и большая кастрюля, которую мы нашли в избе, и все равно еще осталась реберная часть и спинка. Мы их

Стр. 32
сварим потом. Саша сделал медвежьи отбивные, Вадим напек лепешек и приготовил чесночный соус. В полночь сели за стол. Не берусь описать это таежное пиршество. Мясо очень вкусное, довольно нежное. Даже Юра, самый большой любитель мяса, заявил: “Все, больше не могу”.

4 сентября. Медведь медведем, а идти надо. Погода как по заказу – тихо, солнышко, ясно. Толя, Саша и Юра готовят богатый завтрак. Остальные собираются. Намечали выйти в 12.00 и пройти 14км. До следующей избушки.
    Вышли в 12.30. Прошли шесть мостиков и два брода. Дорога тракторная, но сильно запущенная. Идем быстро. Вот и избушка. То Тернея – 43км. Ну что ж, кажется последняя ночевка. Завтра должны увидеть людей.
    Не могу не сказать хоть несколько слов еще раз о природе среднего течения Сицы, тех мест, где мы сейчас идем. Ничего подобного я нигде не видел. Дорога наша временами превращается в чудесную аллею из огромных, исполинских деревьев. Местами проходит через целые заросли цветов. Аромат необычайный. Удивительный здесь воздух, чистый, как вода в Сице, наполненный дивным запахом тайги. Временами мы все явно ощущали благотворный запах озона. Исключительной чистотой воздуха объясняется и лазурный, синеватый цвет дневного неба и очень звездный ночной небосвод.
    Ночью из тайги доносится рев изюбров.

5 сентября. Встаем в 7.00. Погода пасмурная, хотя дождя нет. Собираемся быстро, чтобы выйти в 9.00. Вышли в 9.20. Идем, Идем, Идем. Красиво конечно, здорово вокруг. На пути

Стр. 33
фруктовый сад, в саду фанза. Яблони в саду одичали, скверные, лишь одна яблоня увешана небольшими, но очень вкусными плодами. В фанзе продукты, сахар, вещи – все открыто. После фанзы прошли еще километра два и вошли в Усть-Серебряный. Разочаровались. Никакой это не поселок, откуда мы собирались доехать с комфортом до Тернея. Стоит тут два деревянных домика, в которых живут две семьи – вот и весь поселок. Баба говорит: “До Тернея пути 6-7 часов ходу.” Идем дальше. Через 5-6 километров останавливаемся у ручья. Здесь недалеко пасека. Пытаемся отведать меду, но пасечника не дождались. Ставим сеть, ужинаем и спать.

6 сентября. В сети 4 больших форели, да, О`Толя поймал одну. Завтракаем и в 10.00 выходим, но прошли немного. На сенокосе, который открылся слева, увидели людей и машину. Подошли. Приняли нас радушно, хотя и без особого удивления. Наш маршрут здесь не бог весть какое геройство. Часа через четыре, на попутной машине мы прибыли в Терней.
    Расположились в гостинице. Вечером отправились в столовую. К нашему удивлению здесь нет недостатка в коньяке. В честь окончания тропы берем две бутылки. А когда закусывали первый тост, я неожиданно увидел вошедшего в столовую Володю Яковлева – того самого лейтенанта, который доставил нас в Сидатун. Надо же какое совпадение! Он нас провожал, он же и встретил. Мы усадили его с собой вместе с правым пилотом – совсем юным человеком.

Стр. 34
Коньяк, разумеется, был повторен и оживленный разговор закончился поздно ночью уже в гостинице. Между прочим, Володя обещал помочь нам купить гостинцев домой: икры и рыбы.
    Без видимых причин заболел и слег Вадим. Температура, пот, слабость. Мы встревожились не на шутку – сроки и признаки энцефалита. Но обошлось – он встал через день.

7 сентября. Решено: двое – я и Саша – летим за гостинцами в Тахобэ с рейсом, который ведет Володя. По его мнению лучше было бы конечно лететь в Светлую – там рыбокомбинат – но там самолетам посадка запрещена. Минут за 20 до нас взлетел вертолет, шедший на Светлую, Володя пытался догнать его в пути, но не смог. Пробовал связаться с ним – не удалось. Высадил нас в Тахобэ, дал записку знакомому завмагу Тесакову и улетел обратно, пообещав связаться с вертолетом, чтобы тот забрал нас на Светлую. В Тахобэ нас неплохо устроила в хатке, именовавшейся гостиницей, радушная Маша. Она представляет здесь советскую власть. Маша снабдила нас картошкой, яйцами, молоком. Саша незамедлительно извлек из рюкзака одну из двух бутылок коньяка, которым снабдили нас друзья в трудный путь, и обед, данный нами в честь симпатичной председательши, прошел в теплой и дружеской обстановке.
    К вечеру на катере прибыл из Светлой Тесаков, но он ничем не мог нам помочь здесь. Вот в Светлой – что угодно. Он даже выразил готовность лететь с нами в Светлую. Со вторым коньяком было покончено.

8 сентября. Утром я позвонил в Тахобэ нашим и попросил передать Володе Яковлеву, что жду вертолет. Ждем. Скверно. Неизвестность

Стр. 35
полная. Вдруг днем с попутным рейсом Володи прилетает Вадим. Зачем? Просто так! Пытались разыскать вертолет по телефону в каком-нибудь поселке на берегу – безрезультатно. Катер на Светлую будет завтра или послезавтра. А Вадим настаивает на завершении рейда и возвращении. Подчиняюсь не без досады. Выбираться из Тахобэ хотя бы и в Терней не просто. Узнаем, что с севера во Владивосток идет “Тобольск”. С трудом (и опять с помощью Маши) по рации договариваемся, чтобы на борт теплохода была передана радиограмма с просьбой зайти в Тахобэ и взять нас. Какой-то береговой радист долго куражился над нами, и лишь нехотя согласился. Позже выяснилось, что он так и не передал радиограмму и “Тобольск” в Тахобэ не заходил.
    А пока Вадим с Сашей купили у Тесакова ящик с пол сотней банок нерки и стали укладываться, готовясь к отлету с Володей. Но ребята прокопались и мы постыдно опоздали. Володя прилетел, долго ждал нас на посадочной площадке с пассажирами на борту и и пролетев затем над поселком, взял курс на Терней. А там тревога. Толя, О`Толя и Юра не знали где мы, что с нами и стали звонить по всем поселкам берега. Даже пограничников просили сообщить о нас. Володя прилетел в Терней злой. Сказал ребятам, что и сам не знает, куда мы подевались. Решив, что мы пробились как-то в Светлую, заявил – завтра нарушит запрет и сядет там. Ребята уговорили его не делать этого. Был принят другой план. Володя сядет в Тахобэ и пойдет в поселок искать нас, а вертолет полетит за нами в Светлую, на случай, если мы там.
    Мы этого не знали и решили

Стр. 36
выбираться из Тахобэ на “Тобольске”, который должен был быть ночью. Пока Вадим с Сашей готовили ужин, я решил пойти на берег. А там оказывается причалил катер “Тайга”, шедший из Светлой в Терней. Я договорился с капитаном и бросился за ребятами. Взмыленные, мы успели к катеру и тепло попрощавшись с Машей и ее мужем, который пришел на “Тайге” из Светлой, разместились на утлом суденышке. На всякий случай обменялись адресами.
    Вот адрес: Приморский край, Тернейский район, с.Тахобэ. Соболевы Кирилл Кириллович и Марья Ефимовна.
    Отчалили. Вадим в восторге – настоящая, извините за выражение, романтика. Ночь, чистое звездное небо качается над нами, вдали видны очертания берега.(фото стр. 70) Капитан “Тайги” и половина команды сильно пьяны. Вадим выставил в качестве проездного билета 0,5 литра, которая с удовольствием была принята капитаном и его приближенными. Пираты да и только! Но пират, несший вахту у штурвала, был абсолютно трезв, молчалив и строг. Впрочем, он впустил нас с Вадимом в теплую рубку и мы даже вели “Тайгу” по очереди.

9 сентября. Перед рассветом пришли в Терней. До прихода “Тобольска” оставалось около двух часов. Устремились к гостинице, растормошили ребят и быстро собрались. Я зашел к летчикам, попросил передать Яковлеву (его не было), что мы вернулись, благодарим его за дружеское участие и беспокойство и теперь отчаливаем, жалея, что не пришлось проститься.
    Долго ждем теплоход. Солнце встало, О`Толя успел поймать несколько рыбешек, которые отдал ребятишкам. Наконец на рейде показался корабль и катер потащил баржу с пассажирами к нему. В море, на

Стр.37
волне мы перебрались на “Тобольск”. Остаток дня мы… простояли на рейде – где-то шли маневры. Лишь на закате раздался долгожданный гудок. Впереди – Владивосток.
    Вечером состоялся острый, мучительный для всех разговор, подогретый литром водки.

10 сентября. Плывем. Временами подолгу стоим. Тот разговор продолжается. Резкий спор идет между Вадимом и Толей, но группа-то одна и касается это всех! Развалится группа или нет? Точно, отвратительно. К середине дня наконец разбрелись, приняв кое-как худосочное, но все-таки в какой-то мере компромиссное решение. Вечером поужинали уже сносно. Может обойдется?

11 сентября. Точно в 6.00 по местному причаливаем во Владивостоке. Обычные вокзальные дела. Освободившись от рюкзаков, направляемся в город. Не описываю – не моя задача. Скажу лишь, что отметили друзья:
    1. Город перенаселен, всюду очереди.
    2. Негде напиться воды. Автоматы не работают, киосков мало.
    3. Много молодых красавиц.
Мне удалось раздобыть 18 баночек икры. Друзья смотрели на меня так, словно я только что сотворил вселенную. Потом мы развили бурную деятельность и достали каждому по килограмм соленой и копченой красной рыбы и балыка – в магазинах ее очень мало, а очереди дикие. У Вадима не сходит с лица улыбка счастья – есть рыба!
    Посетили краеведческий музей, знаменитый музей ТИНРО, поглазели на залив Петра Великого, очень красивый на закате, и побрели в фэропорт. Около полуночи взлетели.

Стр. 38

12 сентября. Ну, вот и последний день. Точнее ночь. Это будет длинная, длинная ночь – летим на запад. На ТУ – 104, на нем лучше – не так дребезжит и грохочет, хотя и летит дольше, так как делает посадки в Чите, Новосибирске и Свердловске. В общем лету около 13 часов. И все это время летим в ночи. Вылетели из Владивостока около 24.00 по месному, а в Москве будем около 6.00 по московскому – тоже темно. Опять кормят черной икрой. От Москвы до Воронежа – час полета.
    Словом сегодня будем дома и сядем за традиционный стол, посвященный окончанию похода.

    Вечером собрались с семьями у меня.
    Вадим поручил мне сказать тост. Я сказал:
- “Если сравнить нынешний поход с прежним, то можно отметить определенный прогресс. Когда двое из нас в 1965 году отправились на север, то они ели тушенку и мечтали увидеть чудовище. В прошлом году, на Камчатке мы ели куропаток и видели медведя. В этом году медведя мы уже ели, а видели тигра. Если так дело пойдет и дальше, то нам видимо предстоит съесть тигра. И увидеть чудовище, которого не нашли раньше. Конечно, это не легко и не просто, но для нас нет ничего невозможного, если вы, дорогие наши жены и друзья, будете с нами.
Говоря серьезно, в нашем нелегком походе мы всегда чувствовали вас рядом. И мы вспоминали вас каждый день, и скучали о вас, правда каждый по своему. Как доктор, я старательно выдергивал из ребят клещей и перевязывал раны, а как летописец я

Стр. 39
наблюдал кто как скучает, как вспоминает…
Не помню дня, чтобы Юра не рассказывал нам с восторгом что-нибудь о своей жене.
А вот Толя молча и серьезно, независимо от температуры воздуха, весь поход гордо и торжественно носил свитер, подаренный ему Зиной.
В какой - бы поселок мы ни заходили, Саша первым делом бросался на почту, чтобы послать очередное послание супруге и приникнуть к окошечку ”До востребования”.
Я убежден, что Толя пошел на медведя ради женщины.
И лишь Вадим, наш руководитель, долго оставался для меня загадкой. Он обычно сдержан, немногословен и улыбается лишь при виде соленой рыбы. Но однажды ночью, когда мне не спалось, я услышал, как Вадим, прижав к груди рюкзак, пробормотал сквозь сон: “Зося! Ты у меня самая лучшая на свете!”
Так выпьем-ж за тех, кто ждет нас, когда мы в пути, за них, за самых лучших!”

 





































 




Любое перииздание и копирование данного текста, только со ссылкой на matrasnik.com

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Интересное

Rambler's Top100

Активный отдых. Пассажирские перевозки, байдарки, поход Крым, сплав на байдаркахACTIVE-рейтинг туристических сайтов. Туризм и отдых

Яндекс.Метрика